убийство ЦицеронаЭто интересно 

Триумвират и убийство Цицерона.

В октябре 43 г. до н. э. Марк Антоний, Октавиан и Марк Эмилий Лепид, объединившиеся против убийц Юлия Цезаря — Марка Юния Брута и Гая Лонгина Кассия, сопровождаемые войсками, встретились на реке Рено близ города Бононии в Северной Италии и заключили соглашение, известное под названием второго триумвирата.

Этот союз просуществовал с 43 по 36 г. (формально до 31 до н. э.), и был, в отличие от Первого Триумвирата, утвержден комициями, и триумвиры получили чрезвычайные полномочия «для устройства государственных дел». Таким образом, второй триумвират был не просто соглашением частных лиц (как первый), а публично-правовым органом (обычно его относят к экстраординарным магистратурам). Свою власть они использовали для распределения между собой провинций и организации проскрипций против политических противников. После битвы при Филиппах (42 г. до н. э.) Лепид получил при разделе провинций только Африку, а в 36 г. до н.э., после победы Октавиана над Секстом Помпеем был совершенно отстранен от государственных дел.

убийство Цицерона

Распался союз в результате противоречий между триумвирами, главным образом между Октавианом и Марком Антонием, что привело в 31 г. до н. э. к новой кровопролитной гражданской войне. В сражении у мыса Акций 2 сентября 31 г. до н.э. полководец Октавиана Агриппа нанёс Антонию решающее поражение. В 30 г. до н.э., после самоубийства Антония и его последней супруги, египетской царицы Клеопатры VII Октавиан остался единоличным повелителем Римской империи.

Имя Цицерона вошло в проскрипционные списки «врагов народа», которые триумвиры обнародовали немедленно после образования союза.

Цицерон пытался бежать в Грецию, однако убийцы настигли его 7 декабря 43 г. до н. э., недалеко от его Тускулланской виллы. Когда Цицерон заметил догоняющих его убийц, он приказал рабам, несущим его: «Поставьте тут же паланкин», а потом, высунув голову из-за занавеси, подставил шею под меч центуриона, посланного убить его. Отрубленные голова и руки лучшего писателя «золотого века» римской литературы были доставлены Антонию и затем помещены на ораторской трибуне форума. По преданию, жена Антония Фульвия втыкала в язык мертвой головы булавки, а затем, как рассказывает Плутарх, «голову и руки приказали выставить на ораторском возвышении, над корабельными носами, – к ужасу римлян, которым казалось, будто они видят не облик Цицерона, но образ души Антония…».

В тему